Кочевой образ жизни снова становится популярным. Современные кочевники (Digital Nomad) не держат скот. Современные кочевники это создатели собственного бизнеса и социальных проектов. Они пишут, рисуют, переводят, программируют из любой точки мира. Они новаторы, которые предпочитают альтернативные способы прожить жизнь. Их дом – это не стены и не стулья. Они усердно работают, даже когда из окна видно море.

Никита Куимов и Анастасия Климова-Куимова современные цифровые кочевники. Они буквально живут в путешествии. Дать ответ на вопрос «откуда вы» для них не самая простая задача. У них за спиной опыт работы более чем в двадцати странах мира. Сразу хочется оговориться, что ребята не занимаются пресловутым дауншифтингом. Они не проживают под пальмой рентные платежи, капающие ежемесячно от сдачи в наем столичной квартиры. Они профессионалы своего дела, организаторы бизнеса и социальных проектов, фотографы и видеографы.

Ребята рассказали о том, почему они предпочитают кочевой образ жизни оседлому, как они организовывают бизнес из разных точек земного шара, как они подбирают гардероб и заботятся о себе.

Материал подготовила travel-журналист Ирина Летягина.

Зачем вы путешествуете?

Никита: Нам нравится жить и работать в разных точках земного шара, потому что это насыщает время событиями. Каждый проект, в котором мы участвуем в новой стране, сам по себе похож на целую жизнь. При этом наши путешествия не похожи на туристические поездки. У них всегда есть смысл и цель.

Например, сейчас мы живем в Нью-Йорке, и этот город хорош для бизнеса. Мы здесь, чтобы вывести наш семейный бизнес по созданию Зачарованных Ёлочных Шаров на новый уровень. Недавно мы познакомились с девушкой из Англии. Она кондитер и путешествует по США в том числе, чтобы познакомиться с мастерами, поработать в кондитерских и узнать интересные рецепты. Такой подход к путешествиям мы считаем самым лучшим.

Анастасия: Мы любим учиться у каждого народа, перемешивать в себе культуры. В Марокко мы учились местному восприятию времени. У марокканцев его как будто не существует. Нам хотелось активности и деятельности, решения вопросов и результатов. Но мы были просто вне контекста места. Тогда мы  расслабились и пили с местными чай по три часа, молчали и радовались такой неспешности. Сейчас в Нью-Йорке мы иногда воспроизводим это неспешное марокканское чаепитие, чтобы в суете большого города помнить о том, что действительно важно.

В Индии нет чужих детей. В домах индусов все дети одинаково любимы мамами и папами, дядями и тетями, бабушками и дедушками. Любой заплакавший ребенок будет утешен если не мамой, то сестрой мамы или двоюродным братом, который приехал погостить из соседнего штата. Иной раз вообще сложно сказать, кто кому кем приходится. За взаимодействием детей в Индии наблюдаешь с умилением: все профессионально нянчат друг друга вне зависимости от возраста. Это то отношение, которому всем нациям стоит поучиться.

В Китае вместо «как дела?» спрашивают «ты поел?», и независимо от ответа вы все равно идете есть.

Проживание в буддийском монастыре научило нас творить медитацию буквально из всего: из ходьбы, из молчаливого приема пищи, из созерцания природы. Каждое движение может быть медитацией и молитвой.

Никита: Люди на планете Земля такие разные, и одновременно похожие. Нам нравится ощущать это единение с людьми независимо от национальности и места проживания, а также учиться у них.

Мы имеем возможность профессионально развиваться, при этом постоянные встречи с людьми вдохновляют нас на новые проекты и сотрудничество. Люди с различным опытом настолько по-разному смотрят на мир. Никакой университет не даст столько разнообразных мнений на окружающую действительность, сколько может дать жизнь и работа в новом месте. Люди дают не только теорию, но и механизмы реализации задуманного. Дефицита идей у нас не бывает никогда.

Чем на ваш взгляд современные кочевники отличаются от дауншифтеров?

Никита: Эра дауншифтинга прошла. У вечного отдыха нет смысла и нет цели. Дауншифтер – это человек, который чем-то занимался, куда-то стремился, а потом решил, что ему надо остановиться и перестать движение. Нам эта идея не близка, потому что в таком существовании нет развития. Максимум месяц мы могли оставаться вне созидания, отдыхая на пляже.

Анастасия: Современные кочевники профессионально развиваются, стремятся к своим целям, создают проекты, учатся и учат. В современном мире появляется все больше возможностей сделать работу удаленной. Мы пользуемся этими возможностями. Никита преподает английский по скайп, мы снимаем видео для небольших бизнесов из любой точки земного шара, постепенно расширяем сеть магазинов, где будут продаваться наши елочные шары. Таким образом, мы профессионально реализуемся и имеем возможность жить так, как мы хотим.

Ребята, расскажите, пожалуйста, про ваши проекты.

Анастасия: У нас есть семейный бизнес. Мы создаем елочные шары. Наши мамы весной сажают цветы, летом сушат их. Осенью мы заполняем прозрачные шары цветами, травами, ракушками, пишем пожелания на красивой бумаге, зимой мы их продаем на ярмарках и в магазинах Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Нью-Йорка. Нам очень нравится самим продавать шары на новогодних маркетах. Общение с покупателями дает нам столько радости. Люди рассказывают нам истории из своей жизни, связанные с шарами, приводят своих друзей для встречи с нашими неутомимыми мамами. Поэтому мы по возможности сами стоим у прилавков перед новым годом. А весной мамы снова сажают цветы. Нашему семейному бизнесу уже пять лет. И это для нас большая радость, вся семья стала невероятно сплоченной, мы каждый день общаемся с родителями по поводу нашего бизнеса.

Никита: Также мы создатели группы в контакте под названием Bye bye bad boss. В этой группе мы публикуем вакансии, стажировки и волонтерские проекты со всего света, которые показались нам интересными. Волонтерство для нас – это способ научиться новому и попробовать деятельность, которой мы планируем заниматься, в реальной жизни. Например, в Марокко мы управляли гест-хаусом, чтобы понять, стоит ли нам открыть свой.

В итоге сейчас мы организуем проект Смена. Мы всегда путешествуем и работаем вместе, но нас только двое. В определенный момент нам захотелось окружить себя единомышленниками, чтобы делать совместные проекты, чтобы быть в кругу людей, с которыми мы на одной волне.

Также мы делаем видеопродакшн, рекламные ролики для маленьких бизнесов. Нам очень нравится эта часть работы, потому что мы имеем возможность помогать проектам, в которые мы верим и чьи идеи разделяем. Здорово снять ролик для проекта производства инновационного нижнего белья для лиц со специальными нуждами, чтобы создатель проекта залил его на kickstarter, собрал нужные ему 15 тысяч долларов и запустил производство белья. К тому же мы можем делать эту работу из любой страны. Мы никогда не сотрудничаем с теми проектами, которые не соответствуют нашим идеологическим соображениям. Нам радостно делать рекламу для тех проектов, которые нравятся нам самим.

Анастасия: На самом деле вариантов удаленно работать превеликое множество, и это не только программирование. Фотография, видео, журналистика, SMM, преподавание языков, лайфстайл проекты. Все это позволяет не привязываться к офису.

Расскажите про организацию работы в вашей паре?

Анастасия: Елочные шары – семейный бизнес, как мы уже говорили. Остальные проекты мы с Никитой ведем вдвоем. У нас нет команды, но. Надеемся, что на Смене мы ее найдем.

У нас есть долгосрочное планирование нашей жизни и цели на пять, десять, а также на текущий год, месяц, неделю, день. Мы всем советуем прочитать статью Екатерины Иноземцевой «Семья и KPI: как использовать бизнес-инструменты в личной жизни». В свое время этот материал помог понять сильные и слабые стороны каждого из нас, договориться, куда мы идем и зачем. Наша большая удача, что нас двое. Мы друг друга проверяем, вдохновляем, подталкиваем, когда нужно, анализируем реализацию целей.

Также у нас есть система встреч, когда мы ставим цели на неделю и день и по итогам проверяем, достигнуты ли цели или нет, и почему.

Как вы организуете свой бюджет?

Никита: Мы умеем зарабатывать и мало тратить. Вот и весь наш бюджет. Когда у нас есть конкретная цель, проект или идея, которую мы хотим воплотить в жизнь, мы всегда находим деньги для реализации. Девиз «много денег на просто так» в нашем случае не работает.

Мы не покупаем то, что не нужно. Мы не покупаем бесполезные вещи. Если я не уверена, что вещь мне нужна, я не буду ее покупать. Мы стараемся не искать радость вещах. Каждую конкретную вещь мы воспринимаем как инвестицию. Предпочитаем купить одну хорошую куртку на три года, нежели менять плохие каждый сезон.

Анастасия: Никита недавно купил скейтборд, и благодаря этому у него появилось средство транспорта, которое он может возить с собой по планете. Это тоже маленькая инвестиция, которая помогает экономить время.

Анастасия, наверное, вопрос в первую очередь тебе: как ты подбираешь гардероб и ухаживаешь за собой?

Анастасия: Иногда со мной происходили ситуации, когда я переезжала в следующее место жительства, а перед поездкой прилетала в Москву, и в Москве не было ни одних штанов. Сейчас я пришла к минимальному набору вещей, с которым я могу путешествовать по всему миру и всегда выглядеть хорошо.

Я очень люблю приложение Насти Сартан про сорок предметов одежды. Утром в фейсбук мне приходит сообщение от робота с предложением, что мне надеть сегодня из тех сорока предметов, которые сочетаются друг с другом. Я работаю в творческой среде и занимаюсь бизнесом, мне нужно принимать много решений в течение дня. Это приложение помогает мне не тратить энергию на еще одно решение, что же мне сегодня надеть.

В моем гардеробе много винтажных вещей. Мне нравится, например, прийти на Fashion Week в платье, которое носила моя мама во время беременности. Я люблю вещи с историей. Плюс у меня много азиатских вещей нестандартного кроя.

Что касается ухода за собой, я стараюсь все делать как местные женщины. Коже нужно разное в жарких тропиках и большом городе. Поэтому я практически не вожу косметику с собой, за исключением моего любимого лосьона для тела.

Спортом также можно заниматься везде. Йога, например, есть практически в любом городе мира. Для занятий только коврик нужен. В Нью-Йорке мы ходим на бесплатные утренние занятия вместе с бабушками и дедушками, они нам очень рады, а мы в свою очередь общаемся со старшим поколением района, в котором живем.

Для Тай чи, который мы любим, даже коврик не нужен. Поэтому мы находим места и возможности для спорта в любом месте.

Что обязательно присутствует в вашем чемодане?

Никита: Мы больше любим рюкзаки. Мы непременно берем с собой компьютеры, страховки путешественников, большой шарф, термос, гирлянду, холщовую сумку. Также мы берем небольшие полезные мелочи, которые радостно оставлять на память новым знакомым, и поларойд. Мы предпочитаем страховку путешественника большой аптечке: если что-то случится, лучше получить квалифицированную помощь, нежели заниматься самолечением.  Для создания уюта и ощущения дома в любом месте на планете мы возим с собой любимую гирлянду. Это наш способ делать каждое место, где мы живем, своим. Холщовая сумка всегда нам пригождается, она экологичная, мы не любим пластиковые пакеты.

Анастасия, какие минусы ты видишь в кочевом образе жизни?

Анастасия: Мне иногда не хватает своего гнезда. Мне хочется покупать красивые марокканские пуфики и красивое постельное белье. Мне хочется вешать на стены красивые картины. Мне хочется иметь своего постоянного косметолога. Оседлость дает возможность красиво обустроить место, в котором живешь. Рутина тоже бывает довольно приятной, когда знаешь все кафе в округе и места для спорта. В оседлости есть своя прелесть. Иногда я устаю от постоянной смены места жительства. Тогда мы с Никитой устраиваем себе рутину, даже приехав в новое место на несколько месяцев.

Конечно, в случае с оседлостью есть больше возможностей видеться с семьей, но родители часто приезжают к нам в гости, поэтому в принципе наш образ жизни не противоречит нашим семейным ценностям.

Если я оборачиваюсь на свою жизнь и рассуждаю о том, что уже сделано и о каком будущем я мечтаю, то проблема марокканских пуфиков перестает меня волновать.

Что для вас дом?

Место, где человек вырос, важно, но это место не называется домом. Мы чувствуем связь с русской культурой. Если бы перед нами стоял выбор: жить в России или путешествовать без возможности вернуться в Россию, мы бы выбрали жить в России.

Понятие дома за годы путешествий сильно трансформировалось. Дом — это место, где мы вместе. Нам нравится на вопрос «Где ты чувствуешь себя местным?» отвечать перечислением стран, в которых мы жили. Это позволяет собеседнику лучше понять нашу историю и наш образ жизни.

Каково это – быть человеком мира?

Быть человеком мира – это быть открытым к другим культурам.

ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ

КОММЕНТАРИИ